Слетки

Слетки

Маша протянула ему несколько ягод только что поспевшей клубники. Артем внимательно рассмотрел их, взял самую большую и надкусил. Потом показательно скривился и авторитетно заявил: «Зеленая еще!» «Плеклассно», — прошепелявила Маша, — «все мне достанется!»

Было начало лета. Взрослые почти не вмешивались в игры детей: прошел тот возраст, когда их малыши предпочитали высыпать друг другу на голову ведерко с песком или ткнуть чем-то в глаз. Теперь восьмилетние Маша и Артем весело гоняли по дачному участку за кошкой Муркой, добывали черешни, искали по вечерам ежей и иногда прятались от родителей за пушистыми кустами черной смородины. Только за качелю иногда возникал настоящий спор и мамы следили, чтобы все решалось мирно.

Мирно… теперь от этого слова у матерей сжимались сердца. Даже тут, в безопасности, они не могли забыть о войне. Те, кто решает судьбы государств, не смогли или не захотели обеспечить их детям мир. Их мужей забрали умирать ради мира, спасать страну. Но все чаще всем казалось, что спасать они должны были что-то другое. Люди у власти продолжали не выполнять обещания, делить земли и ресурсы. Необъявленная война продолжалась, и ей не было видно конца. Зато становилось очевидно, что кто-то продолжает наживаться на запуганных, обескровленных, натравленных друг на друга людях… прикрываясь их спасением.

«Мама, я поймал воробышка!», Артем бежал к матери с круглыми от восторга глазами, сжимая в ладонях маленькое птичье тельце. За ним бежала возмущенная Маша, протестуя и размахивая руками и требуя отпустить птенца. Удачно перепрыгнув лежащий на тропинке детский велосипед, Артем оторвался от погони и представил глазам женщин пушистое желторотое существо.

Птенец, немного примятый детскими ладонями, испуганно уставился на людей. По обеим сторонам его головы смешно торчали остатки пуха, но он достаточно уверенно стоял на лапках и периодично издавал громкий писк. «Отпусти его!» — подбежав, воскликнула Маша. «Но я же спас его! Мурка бы обязательно его поймала!», — возразил мальчик и отодвинул ладони с воробышком подальше от Маши.

Взрослые переглянулись. «Будем выкармливать?», — предложила мама Артема, сочувственно глядя на попискивающий комочек. «Что ты!» — возразила Машина мама: «Он же явно слеток – птенец, слетевший из гнезда, чтобы начать самостоятельную жизнь. Для воробьев такое поведение нормально. Нам надо быстрей вернуть его туда, где его нашли, чтобы его родители могли кормить его еще несколько дней. А потом он и сам научится летать и добывать себе еду!» «Но ведь Мурка…?!» — возразил Артем. «Если мы будем кормить его, птенец, скорей всего, никогда не сможет вернуться в природу: ему придется навсегда остаться у нас, а это для него – неволя», — объяснила женщина. Маша торжествующе посмотрела на Артема: «И не нужно никого спасать!»

В сопровождении мам дети наперегонки побежали показывать место, где нашли воробышка, усадили его в укромное местечко и затаились чуть поодаль. Через какое-то время на громкий писк птенца прилетел взрослый воробей, пискнул и улетел. «Его нашли!», — радостно прошептала Маша, «Он спасен!»

С высоты соседского забора Мурка лениво наблюдала за всем происходящим. Зевнув, она облизнулась и подставила нос вечернему солнцу. Всем своим видом она словно говорила, что гоняться за воробьями – это то, что меньше всего интересует ее в жизни. Как минимум в этот теплый летний вечер.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий