Друг

Друг

Я не знаю, как выглядит море в шторм. Я вообще не знаю, как выглядит море – я  родился слепым. Но я знаю о море все!

Когда мне было 5 лет, у меня появился друг. Я не видел, как он пришел в мою жизнь, он просто возник в ней и остался навсегда. Однажды мать привела меня к морю и посадила на берегу, как делала каждый день. Шум волн успокаивал меня, поднимал настроение, а ветер, трепавший мои волосы, будто шептал мне «Однажды я заберу тебя с собой и ПОКАЖУ тебе, как прекрасен мир!». Я был ребенком и неистово верил во все, что сам придумывал. Поэтому моя мама очень быстро поняла, что море делает меня полноценным, заставляет забыть о слепоте, забыть о том, что я как бы стою отдельно от всех детей и взрослых – я никогда не пойму их слов о красоте или уродстве…

И вот в тот день, я сидел на берегу, слушал, как море рассказывает мне о своем подводном мире – о прекрасных коралловых рифах, о великолепных рыбах, о том, как это чудесно – плыть, и плыть, и плыть. Мама давала мне потрогать рыб, так что я представлял себе форму, а внешний вид придумывал сам. Поверьте, никогда человек не видит так много, чем когда он слеп, ведь тогда для тебя нет невозможного: ты можешь представлять себе всё именно таким, как ты хочешь. Я сидел, слушал и тут к моей руке прикоснулась чья-то рука. Я не испугался – меня никогда никто не обижал, да и сложно пугаться, если не видишь зла. Детский голос произнес: «Оно такое свободное, я тебе сейчас все о нем расскажу!». Я просто кивнул. Так в моей жизни появилась Марыся. Не было никаких лишних слов, никаких уверений в дружбе, никаких глупых вопросов вроде «что совсем-совсем ничего не видишь?» Но было главное – было мгновенное узнавание и тепло.

Благодаря Марысе я смог видеть – она стала моими глазами, а я стал ее ногами, ведь, как мне сказала потом мама, девочка не могла ходить и передвигалась в инвалидной коляске. В тот день ее, как и меня привезли на берег, чтобы порадовать, снять с души такие недетские печали.

Марыся говорила мне: «Подойди к воде. Еще шаг. Еще. Еще один. Стой. Опусти пальцы в воду. Расскажи мне какая она!». Я описывал ей свои ощущения – теплая, мягкая, а мой друг говорил мне о том, как выглядело море – просторное, свободное, жизнелюбивое, бесконечное… Она умела как-то ТАК сказать мне о море, что я начинал его видеть.

Наверное, вы думаете, что мы выросли, полюбили друг друга и прожили жизнь счастливо? Нет. К сожалению, нет. Марыся умерла, когда мне было 10 лет – не справилась с коляской, выехав на дорогу, и погибла под колесами автобуса. Когда мама, плача, рассказала мне об этом, я подумал: как хорошо, что я не мог этого видеть…

Но мой друг не ушел от меня, не бросил, не исчез. Сквозь всю свою жизнь я пронес ее слова о море, о свободе, о красоте. Ее голос будто говорил  внутри меня, делая меня частью мира, делая меня более полноценным и живым…

И даже тогда, когда после операции я впервые увидел, я сразу же подумал о ней, о том, как жаль, что я не могу посмотреть на ее улыбку. И даже теперь, когда я сижу в окопе, вызвавшись на войну добровольцем, я думаю о море, которое она мне подарила и которое я хочу защитить и сохранить для тех, кто придет после меня. Война всегда бессмысленна, жестока, инородна для всех нас, и выдержать ее ты можешь только если тебе есть за что цепляться. Я думал о море и думал о моём друге. Дружба  — это навсегда, это внутри, это прозрение, которое невозможно отнять: в мире есть кто-то, для кого ты часть его самого. Просто так. Ни за что. И не нужно ничего менять…

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий